Наши публикации | Витус Беринг: российский Колумб и его 13 загадок. Часть вторая

Загадка седьмая. А был ли берег?

Перезимовав на Камчатке (климат которой путешественники описывали, как весьма благоприятный и умеренный), Беринг еще раз попытался продвинуться морем на восток. Но, пройдя верст двести и не увидев очертаний земли, судно из-за сильного ветра развернулось в южном направлении. Благодаря этому маневру первая экспедиция не только открыла пролив между Тихим океаном и Охотским морем, но и точно описала южные границы Камчатки. Беринг, наконец-то, определил, что Иессо – это самостоятельный остров, а не продолжение Камчатки, как думалось раньше. А мифическая Компанейская земля, якобы соединяющая Азию с Америкой, попросту не существует в природе.

Однако Петербург встретил командора с недоверием. Царский престол уже много месяцев занимал Петр II, и официальные власти даже не удостоили начальника экспедиции награды, которая обычно полагалась по завершении похода.

Во-первых, вокруг хватало авантюристов, которые обещали в кратчайшие сроки перевыполнить программу Беринга. Ну, а, во-вторых, доводы Беринга, действительно, не выглядели таким уж 100%-м научным заключением. С этого момента у Беринга, пожалуй, попросту не оставалось выбора. Он был одержим идеей подтвердить свои выводы и потому настаивал на организации второй экспедиции – более масштабной и точной. И теперь он предлагал выяснить не только местонахождение Америки по отношению к Камчатке.

Загадка восьмая. А заодно Япония?

После долгих кабинетных споров Берингу все-таки повезло. Его проектом заинтересовался граф Остерман, которого поддержали немецкие ученые, составляющие на тот момент основу молодой Российской академии наук.

Так, 17 апреля 1732 года был подписан документ, положивший начало Второй Камчатской экспедиции. Список прилагаемых к нему инструкций по организации «самой дальней и трудной и никогда прежде не бывалой экспедиции» весьма впечатляет.

Огромный объем работы был распределен по нескольким участкам. Помимо подробного «обыскания» берегов Америки, одному из отрядов предписывался также маршрут «ради обсервации и изыскания пути до Японии» и исследование Курильских островов с тем, чтобы расположить к себе «японов» и переломить в свою пользу их «застарелую азиатскую нелюдимость».

Тонко составленное предписание не исключало даже возможности вторжения в Японию. Ежели, мол, случайно оказавшиеся в России японцы будут милостиво доставлены на нашем корабле домой, то это – хороший повод осмотреться на предмет вооружения дальних соседей и торговых возможностей. Не станут же японские власти выдвигать претензии, если русские моряки вдруг-де окажут милость, подбросив, так сказать, их
земляков до дома. По дороге. Особо подчеркивалось, что, если это не получится сделать в первый год плавания, не грех повторить попытку и трюк с доставкой «живой посылки» в следующем сезоне.

Полномочия Беринга в ходе Второй экспедиции сильно размывались пунктом о необходимости «действовать с общего согласия». Что в дальнейшем сильно способствовало склочности всей кампании и заметно ее осложняло. И хотя сроки плавания полагались на усмотрение руководства, главное, как подчеркивалось, чтобы «оный вояж учинился не бесплодной, как и первый». Иначе говоря, победа любой ценой!

Загадка девятая. У Беринга – бастард?

Масштабы подготовки ко Второй экспедиции сегодня даже трудно себе вообразить. С нуля строились порты, возводились склады для хранения сплавного леса. Речь шла даже о сооружении металлургических заводов для нужд экспедиции. Велись переговоры с иностранцами, «дабы поход ни в чем не имел задержки». На местах была организована повсеместная заготовка оленины и рыбьего жира, вываривание соли и даже… изготовление вина на основе особой породы местной травы. Именно тогда появилось постоянное почтовое сообщение между Москвой, Тобольском, Якутском и Охотском.

Любопытно, что во вторую свою экспедицию 53-летний Витус Беринг берет свою жену, которой на тот момент исполнилось 28 лет, и двух младших детей. Тогда как двое старших сыновей отправились в пансион при ревельской гимназии. С другой стороны, многие жены тогда решились сопровождать своих мужей в поездке по Сибири. Женщины мужественно облегчали быт первопроходцев, по крайней мере, до тех пор, пока это было относительно безопасно. В их числе была и Анна Кристина Беринг, с которой Витус Беринг познакомился в Выборге, отвоеванном Россией у шведов.

Однако некоторые историки обращают внимание на то, что младший сын Берингов Антон появился на свет спустя шесть месяцев после возвращения Витуса из Первой Камчатской экспедиции. Не исключено, конечно, что сам командор сумел обернуться из похода чуть раньше других, или Анна выдвинулась навстречу мужу. И то, и другое теоретически могло ускорить их встречу. Однако точных сведений на сей счет не сохранилось, а значит, совершенно исключать, что один из сыновей Беринга был бастардом, тоже нельзя. Не это ли и подтолкнуло Витуса к мысли впредь не разлучаться надолго с молодой супругой?

Загадка десятая. Чем не вестерн?

К слову сказать, исследователи отмечают не только определенную дистанцию в возрасте, но и разность характеров супругов. Наверняка это накладывало отпечаток на непростой психологический климат внутри экспедиции. Но и без этого отношения между участниками похода, на целых четыре года застрявшими в Якутске, были напряжены до предела.

Долгими вечерами офицеры вместе с представителями местной администрации – поголовно ссыльными – устраивали «светские вечера» с крепкими напитками и карточными играми. Иногда на почве горячительного вспыхивали дуэли. А уж доносы в вышестоящие инстанции лились легко и нескончаемо, словно грязь из ушата.

Ситуация осложнялась еще и тем, что за четыре года совершенно выдохлось коренное население. Даже несмотря на то, что этот поход был организован и обустроен намного лучше предыдущего. Подметок никому есть не приходилось, а господ офицеров и академиков сопровождала многочисленная прислуга. Анна Беринг даже привезла с собой любимые клавикорды, столовое белье, изысканную посуду и серебро.

Однако долгая изоляция, напряженная подготовка к самому плаванию и тяготы северной жизни делали свое дело. Ну и, конечно, чаще других в пространных доносах доставалось главному начальству – Берингу и его семье. Где в этих посланиях была правда, а где ложь – тоже большая загадка. Но некоторые из них выглядят совершенно причудливо.

Вот, к примеру, выдержка из письма наиболее «плодовитого» автора офицерского звания М. Плаутина, в котором он обвиняет Беринга в организации зимних развлечений для своей семьи: «А для зимъних забав и прославления себя зделал линейные великие сани и забавлял жену свою и детей и якуцких жителей, и такой величины, что близ трицеть сидело человек на тех санях кроме трубачев четырех человек. И поставлены были столы з конфектами и триумфовал по Якуцку».

В другом послании он же уличал Беринга и «Берингшу» в похищении «девки» и «бабы», которые жили потом у них в доме и, якобы, работали в услужении. Не экспедиция, а вестерн!

Загадка одиннадцатая. Сундуки Беринга

Особого рода «заметки» касались материальной стороны вопроса. В Петербургское адмиралтейство то и дело поступали «сигналы» о том, что Беринг, якобы, всячески обогащается за счет экспедиции, а также гонит вино и обменивает его у местных на пушнину. Имелись сведения и о том, что с помощью подношений местное население откупается у Беринга от участия в экспедиции.

Насколько законными были механизмы обогащения офицерского корпуса – еще одна историческая загадка. Ожидать, однако, что Беринги не позаботятся о материальном благополучии своего семейства (которое, кстати, могло быть намного больше, если учесть четверых детей, умерших еще до знаменитых экспедиций, и пятерых, погибших уже по ходу северных скитаний супругов), было бы чересчур наивно.

Так что когда летом 1740 года Беринг контролировал последние сборы «Святого Петра» и «Святого Павла» перед отплытием к Камчатке, а затем и далее в Америку, командорше тоже было что собирать. Существует детальная таможенная опись имущества, вывезенного Анной после четырех лет жизни на севере. Документ, в частности, включает подробное описание каждого из одиннадцати сундуков, прибывших на нескольких подводах. Меха соболя, белки, лисицы, бобра, горностая, рыси, отдельно огромное количество шуб женских и мужских, серебро весом около 12 кило, ткани и редкостный фарфор, а также различные диковинные предметы и вещи, преимущественно из Китая.
Вмененный за вывезенные товары налог капитан-командорша уплатить отказалась.

История вышла настолько громкая, что по возвращении в Москву Анна Беринг была удостоена аудиенции у императрицы Елизаветы. Но ей было за что бороться, и она, судя по всему, нашла нужные слова для Елизаветы Петровны.

Загадка двенадцатая. Отступление про наказания

В дальнейшем, как известно, Анне не было предложено достойного пенсионного содержания. Несмотря даже на попытки вдовы Беринга «химичить» с возрастом. Анна настолько увлеклась, стараясь выгадать крупное пенсионное пособие, что в итоге осталась с минимальными выплатами и напрочь запутала историков. Так что до сего дня любые сведения о ее возрасте, дате рождения и смерти считаются приблизительными.

Что же касается самого плавания Витуса Беринга, сказать можно еще многое. В частности, относительно нравов российского двора. Берингу, который лишь в ходе первой экспедиции открыл или впервые отметил на карте порядка 220(!) объектов, объявили… строгий выговор за «медлительность и нераспорядительность». Его частично лишили содержания, а также пригрозили разжалованием в солдаты, поручив контроль над ситуацией и разбор жалоб на него… подчиненному командора Чирикову.

И все же ему, можно сказать, подфартило. Когда по окончании экспедиции один из ее руководителей, Шпангберг, неоднократно рисковавший жизнью и находившийся на краю гибели от голода, попытался без разрешения вернуться в Петербург, его приговорили к смертной казни. И только срочное вмешательство датского посла спасло моряку жизнь.

А уникальный исследователь Георг Стеллер, доплывший в итоге с остатками команды до берегов Камчатки, был сначала обвинен в торговле порохом в пользу одного из азиатских государств, потом еще в чем-то. Его четыре раза гоняли по всей России – от Москвы и Новгорода до Сибири для допросов. В итоге где-то под Тюменью конвоиры, доставлявшие ученого к месту очередной очной ставки, отлучились погреться в кабак, оставив подопечного на сорокоградусном морозе. Грелись, по-видимому, основательно. А когда вышли, выдающийся и признанный во всем мире натуралист уже замерз.

Загадка тринадцатая. Не цинга, а что?

И все же, несмотря на бесчисленные лишения и унижения, Берингу удалось-таки достичь берегов Америки, где он… вдрызг рассорился с тогда еще полным сил и замыслов Георгом Стеллером. Ученый никак не мог взять в толк: почему, настойчиво стремясь доплыть до Америки, командор отпустил на осмотр найденной земли всего 10 часов!

Конечно, на это обратил внимание не только Стеллер. Очень многие впоследствии ругали торопливого первопроходца, который, достигнув цели, словно отвернулся от нее. Но Беринг опять торопился. Как выяснилось позже – к месту своего последнего упокоения. Он спешил настолько, что даже не наполнил часть бочек пресной водой, из-за чего впоследствии так страдал весь экипаж. История повторялась.

В условиях усилившихся туманов и непогоды мореплаватели с трудом добрались до суши. Поначалу команда решила, что это и есть вожделенная Камчатка. Но увы! Это было всего лишь еще одно, последнее открытие Беринга – группа островов, названных позже Командорскими. Удивительных, но совершенно диких.

А тут еще – цинга. «Наш лагерь, – вспоминал Стеллер, – представлял печальный и ужасный вид; покойников, которых не успели еще предать земле, тотчас же обгладывали песцы. Иной больной жалобно вопит от холода, другой жалуется на голод и жажду, - цинга многим так страшно изуродовала рот, что от сильной боли они не могли есть; почти черные, как губка, распухшие десны переросли и совершенно закрыли губы».

Долгое время считалось, что и Беринга свалила коварная цинга. Однако с результатами исследований после раскопок на острове Беринга не поспоришь. Вполне удовлетворительное состояние зубов свидетельствует о том, что Беринг умер не от цинги. Тогда от чего же? Рабочая версия говорит об инфекционном гепатите, который вполне мог вспыхнуть по вине корабельных крыс. Но так это или нет – еще одна прощальная загадка Витуса Беринга.

Неавторизованный пользователь не имеет права голосовать.
Авторизоваться / Зарегистрироваться
Рейтинг
4
Авторство: TravelWorld (Наталья Масляник)
Дата публикации: 19/05/2009
Метки: история
Комментарии: 0
Функция доступна только зарегистрированным пользователям
Континенты, упоминаемые в статье: Азия Европа
Страны, упоминаемые в статье: Япония Россия

Комментарии (0)

Написать комментарий
Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи. Авторизоваться / зарегистрироваться

Полезно знать

Европейские кладбища давно стали такой же достопримечательностью, как и Лувр, Пизанская башня и венецианские каналы. Поэтому профессионалы решили составить даже рейтинг самых популярных кладбищ, которые посещают туристы. На первом месте оказалось протестантское кладбище в Риме, на втором – «Zentralfriedhof» в Вене, на третьем – еврейское в Праге. Похоронены там, соответственно, Карл Брюллов, Людвиг Ван Бетховен и рабби Лев.