Австралия и Океания - статьиНаши публикацииПапуа-Новая Гвинея

Папуасы Новой Гвинеи: на лицо ужасные, добрые внутри

Злые, дикие и поедающие себе подобных – вот, пожалуй, главные характеристики, которыми принято описывать племенных жителей Папуа-Новой Гвинеи. Однако в реальности все обстоит несколько иначе – слухи о жестокости и людоедстве, процветающих на этих островах, явно сильно преувеличены. По крайней мере, туристы, отважившиеся познакомиться лично с культурой папуасов, утверждают, что местные аборигены вполне приветливы, хотя вначале и кажутся весьма суровыми и мрачными. Об этом, кстати, писал в своем дневнике и Миклухо-Маклай, русский этнограф-путешественник, проживший с дикими племенами не один год. Ученый почти сразу раскрыл простодушие этих людей, описав свое первое явление на острове так: «Исключая двух или трёх царапин, никто не решался нанести мне тяжёлую рану». Надо сказать, что с тех пор (а было это в 1870 году) сердечной доброты папуасы не утратили и по-прежнему готовы мирно вести разговоры, если только вы не покуситесь на их земли, женщин и… свиней.

Каменный XXI век

За прошедшие века мало изменился не только психологический портрет дикарей, но и все устройство их бытия. Этнографы, тщательно изучившие папуасский мир, сошлись во мнении, что многие племена до сих пор сохранили в своей повседневной жизни признаки строя времен каменного века. Большинство папуасов, будучи далеки от прогресса и Большого света, живут точно так же, как жили их предки. Да, конечно, какие-то признаки современного мира на острова все-таки проникли (вместо перьев и пальмовых листьев аборигены теперь облачаются в ткани), но в целом уклад жизни остается таким же, как и много веков назад.

Однако было бы абсолютной ложью говорить, что с появлением белых людей на этих землях жизнь папуасов никак не изменилась. С момента создания европейцами горной промышленности и развития в стране туризма часть коренных жителей покинула свои родовые общины и занимается извозом гостей, разработкой месторождений, обслуживанием магазинов и так далее. Сегодня можно уже говорить о том, что в Гвинее формируется прослойка предпринимателей и фермеров. А многие традиции и обряды либо бесследно исчезли, либо превратились в туристические аттракционы.

Планы племени – в жизнь!

Как и много лет назад, основная доля папуасского населения живет общинно-родовым строем. В рамках отдельно взятого племени, как и в каменном веке, нет места частной собственности, моногамным отношениям, классовой градации и государственным законам. Все крупные работы, будь то сбор урожая или война с соседним племенем, община делает сообща. Совместно же решаются все споры, отмечаются праздники, исполняются магические обряды. Даже, казалось бы, сугубо личные вопросы вроде выбора невесты или время вступления в брак тоже решаются совместно.

Живут папуасы в основном за счет ручного земледелия, собирательства и гораздо реже – охоты. С появлением европейцев немаловажную роль в функционировании племени стало играть свиноводство, хотя мясо здесь едят очень редко, из соображений экономии заменяя его бататом, кокосом и бананами.

Само племя представляет собой объединение больших семей, притом понимание «большой семьи» здесь сильно отличается от европейского и порой насчитывает порядка 30-40 человек. Что примечательно, основа ячейки дикого общества – женщины, многочисленные жены одного мужчины, главы семейства.

Кто в доме хозяин?

Ну и какое же племя без вождя! Узнать его очень легко: сосредоточенное лицо, брутальный вид, пронизывающий взгляд. Его мнение авторитетно и редко подлежит обжалованию. Более того, даже когда вождь умирает, к его обернутому в пальмовые листья телу еще долгое время приходят соплеменники, жаждущие получить частичку мудрости покинувшего мир вождя.

Племенной властитель Папуа не только командует общиной, но и лечит её, ибо по совместительству является шаманом и врачевателем. Только вождю известно, какую болезнь и чем лечить и как правильно проводить мальчикам обрезание – обязательную процедуру для посвящения юнцов в мужчины. Кроме этого, вождь стерилизует женщин племени, если та родила двух и более детей. Увы, территория обитания племени сильно ограничена, переезжать с насиженного места община не имеет права, поэтому за рождаемостью в семьях ведется строгий контроль.

Мужчины правят миром

Кто-то скажет, что сегодня в Папуа совсем не считаются с правами женщин, но история свидетельствует, что раньше ситуация выглядела куда менее лицеприятно. Не так давно во всех папуасских племенах (а в некоторых — до сих пор) существовали так называемые Мужские дома. Вхожи в него были только взрослые представители сильного пола (те, которые многоженцы!), а женщинам вход строго воспрещался. И, правда, негоже женщине отвлекать мужчин от важных мыслей и бесед. А вещи в Мужском доме действительно обсуждались важные. Совет решал, какой выкуп следует предложить за невесту, какой из семей племени требуется увеличение жилплощади, как разделить собранный урожай и кто из воинов достоин отправиться на охоту.

Кому из молодых женщин племени и, что важнее, — за кого нужно было выходить замуж, тоже решал Мужской дом. При этом чувства несчастной, конечно же, в расчет не брались. А поскольку женить молодых людей из одного племени было нельзя (это приравнивалось к инцесту), то юную особу ждала весьма незавидная участь. Впрочем, положение молодой женщины в племени всегда имело временный статус. Проживали они в своей общине лишь до замужества, после которого они переезжали в племя своего супруга. Несмотря на совместную деятельность, барьер между супружеской парой сохраняется всю жизнь: он живет в Мужском доме, она – в женской хижине, он владеет своим имуществом, она – своим. Так что духовным единением влюбленной пары в Папуа-Новой Гвинее даже не пахнет!

Стенка на стенку

Обычаи и традиции папуасских племен сильно отличаются, а потому ритуалы друг друга им совершенно непонятны. Шутка ли: одних только языков на этих островах насчитывается порядка 700. Так что со взаимопониманием здесь дела обстоят неважно, а когда следует решить взаимные вопросы по владению землей, женщинами и свиньями, папуасы берутся за топор войны. Выступать с боем здесь не только способ уладить спор, но и дело чести для каждого мужчины.

Ежегодно случается несколько таких межплеменных вооруженных столкновений. Основанием для объявления серьезной войны является кража или убийство. За пострадавшего папуаса, как предписывает традиция, вступается все племя, но и община злодея тоже не остается в долгу. Чаще всего используется традиционное оружие: луки, стрелы, топоры и копья, но в последнее время папуасы стали прибегать и к огнестрельному оружию. Если вожди враждующих племен не смогут договориться мирно, военные действия могут продолжаться месяцами, а то и годами.

Война танцев

И все-таки не всегда папуасы воют на ножах! В августе на островах проходят бои совершенно иного свойства – танцевальные. В это время у подножия одной из самых высоких гор – горы Вильгельм – собирается около сотни племен со всех уголков Папуа-Новой Гвинеи, чтобы сразиться в танцевальном мастерстве на традиционном фестивале Синг-Синг, посвященном Дню независимости страны.

Кому-то покажется, что этот праздник барабанов, костюмов, песен и плясок не более, чем туристическая уловка, но корни этого мероприятия уходят аж в каменный век. Далекие предки папуасов проводили нечто подобное в честь победы над соседней общиной или в честь перемирия (все с тем же соседним племенем). В 50-х годах ХХ века фестиваль получил статус официального праздника и проводился, чтобы сблизить враждующие общины. Пока рядовые члены племени танцевали и коллективно поедали арбузы, вожди достигали важных соглашений. Материальная польза от фестиваля, когда на танцевальный поединок стали приезжать туристы, стала лишь дополнительным бонусом.

Готовиться к мероприятию папуасы начинают с самого раннего утра. Работы предстоит много: нужно всех раскрасить в «фирменные» цвета, нарядить в листья пальм, перья птиц, бусы из клыков и собачьих костей, распределить танцевальные партии. Все силы бросаются на то, чтобы максимально доходчиво рассказать зрителям в безумных плясках и песнопениях о традициях, ритуалах и устройстве своего племени. Посмотреть на это красочное шоу съезжаются туристы со всего света. И есть ради чего: этот праздник считается самым масштабным в мире собранием туземных племен.

Фотографии: 500px

Поиск билетов и отелей

СохранитьСохранить

СохранитьСохранить

СохранитьСохранить

СохранитьСохранить

СохранитьСохранить

Метки
Показать еще

Вам будет интересно

2 thoughts on “Папуасы Новой Гвинеи: на лицо ужасные, добрые внутри”

  1. Спасибо, очень интересная статья. Читал, что до сих пор есть племена, которые живут в каменном веке и ничего не знают о благах цивилизации. Хотя, это в джунглях Амазонки. На небольшом острове сложно затеряться…

    1. В дебрях Папуа-Новой Гвинеи существуют племена, которые остановились в своем развитии примерно там же, где и зародились. Они не знают не только о благах цивилизации – даже о соседних племенах. По поводу небольшого острова… Папуа-Новая Гвинея занимает восточную часть острова Новая Гвинея, архипелаг Бисмарка, северную часть Соломоновых островов (о-ва Бугенвиль, Бука), о-ва Д’Антркасто и др. Площадь — 462 840 км².

Добавить комментарий

Тоже интересно

Close
Close